?

Log in

0 680
0 694
...и найдем блошиный рынок,
0 670
древнеримский амфитеатр,
0 702
и треченто с кватроченто.
0 783

Ль эдукасьон пренаталь

Прекрасное из журнала La mode за апрель 1910 года.

Советы будущей матери - стошестилетней давности.

Нужно ходить пешком на свежем воздухе, не читать дурных романов, избегать тесных корсетов, душных театров и концертных залов в пользу садов, наслаждения музыкой и живописью, и непременно нужны визиты к родным - причем если к беременным из простых, лишенным радостей дома и оттого посещающих в воскресенье со своим мужем ярмарки и кабаре, подвергая дитя риску, автор еще снисходителен, то уж женщине из общества нечего оправдываться незнанием. "Многие из этих неразумных, - пишет автор, - не осознают своего преступления, и мы надеемся, что эти строки будут ими прочитаны и вернут назад к их материнскому долгу".

А в чем же он состоит, этот долг, помимо чинных прогулок среди цветов?

"...Ожидая дитя, ей следует плодотворно изучать ребенка, читая специальные извлечения из работ наших педагогов; ей следует развить взгляды наиболее широкие, возвышенные, точные и приспособленные к выполнению ею ея материнских обязанностей, и узнать наилучшие средства, чтобы дать своему ребенку сильное здоровое тело и сильную прекрасную душу. Эта наука определит всю жизнь маленького создания, которое завтра займет свое место в семье и человечестве к их чести или стыду".

Вот так вот. Всю жизнь. А вы тут изволите толковать про раннее развитие.

 photo 20160412_203950_zpsojn3gd4e.jpg
Читаю давеча Вересаева ("Об обрядах старых и новых", книжечка вышла в 1926 году, угар НЭПа), и набредаю на вот какую историю:

"Няня–сиделка в одном из московских лечебных заведений, коммунистка сама и жена коммуниста, родила ребенка. Обращается в ячейку, просит устроить октябрины. В ячейке ответили: — «Вы — партийная, ваш муж — партийный, — какие тут октябрины? Октябрины устраиваются для беспартийных, для пропаганды». Огорченная, ушла. Через полгода обращается к одной моей знакомой, старой партийной работнице, с просьбой, чтоб она походатайствовала в ячейке, — нельзя ли ей все–таки устроить над своим ребенком октябрины. Дело вот в чем. Она и муж ее примирились с тем, что октябрин не будет, — нельзя, так что ж делать! Но у нее есть тетка, она ходит за ребенком, очень к нему привязалась. И тетка эта поставила решительнейшее требование: пусть устроят либо крестины, либо октябрины, не то она уедет в деревню или потихоньку окрестит ребенка сама. «Что же это? Ни крещеный, ни октябреный. Так какой–то — неприпечатанный!»".

Прекрасно здесь все, до буковки - и недоступность октябрин для партийных (хотя, казалось бы, кому еще они нужны, и вообще - жалко, что ли?), и попытка партийки протолкнуться все-таки по блату, и "темная тетка из деревни", выписанная, чтобы "ходить за ребенком", пока партийная сиделка вкалывает в своем лечебном заведении, и потребность снискать ребенку защиту и поддержку хоть каких-то сил.

Но самый цимес в том, что в итоге ячейка в просьбе - отказала.

Женщина о женщинах

Читая "Воспоминания" Екатерины Сабанеевой (née Прончищевой, в московских светских кругах прозванной "Катя-Роза" - видимо, была хороша), невольно задумываешься о том, как из относительно уже демократических 1880-х выглядит крепостное прошлое конца XVIII-начала XIX века. Особенно интересны, как водится, репрезентации женских судеб: подчеркнутых, явных жертв с точки зрения автора семейной хроники, слишком покорных, избыточно несамостоятельных, домашних, карманных женщин - и "интересных судеб" с точки зрения ее информанток о ранешних временах, когда трава была зеленее, дети и прислуга послушнее, а дворяне - ой-ой - не те, что сейчас.

"Она [крепостная старушка Пелагея, бывшая сенная девушка] была кривая, и вот, будучи еще ребенком, бывало, спросишь ее:
- Пелагеюшка, отчего у тебя глазок кривой?
- Это, сударыня-барышня, - отвечает она, - прадедушка ваш Алексей Ионович изволил выколоть".

"Я [бабушка рассказчицы, дворянка средней руки] смолоду была охотница до работ, но шерсти купить и подумать не смела: батюшка бы прогневался, если б я осмелилась заикнуться о покупке такого ценного товара. У нас ведь все было домашнее: шерстяные чулки мы носили, конечно, из домашней шерсти, не говоря уже о белье - все из домашнего холста <...> мы с сестрами носили по будням платья из домашней холстинки, по воскресеньям только ситцевые". "Поверят ли тоже, что она не только цветы сажала потихоньку от своего родителя, но и французскому языку втайне от него выучилась <...> Прадед не допускал мысли о воспитании детей: в те времена чада должны были удерживаться в черном теле в доме родителей, и он за порок считал, чтобы русские дворянки, его дочери, учились иностранным языкам".

"Раз как-то я [мать рассказчицы] стояла у окна <...> Луна взошла, ярко светила на небо и серебрила своим матовым отблеском эти цветущие деревья. Я залюбовалась и задумалась. Я была одна в комнате; вдруг кто-то тронул меня легонько за плечо. Я даже вздрогнула. Гляжу, стоит подле меня наша добрая старушечка тетушка, княжна Екатерина Николаевна.
- Варенька, - говорит она, - отойди от окна, милый друг, не гляди на луну.
- Отчего же, тетушка? Посмотрите, как хорош вечер.
- Не годится, мой друг, девице глядеть на луну: подумают, что ты влюблена."

Были там, в этих воспоминаниях, и другие женщины: великосветские красавицы, устраивавшие роскошные праздники; девушки-приживалки с прелестным голосом; старые девы, железной рукой руководившие хозяйством вдовых братьев; но отблеском эпохи - и мне, и Сабанеевой - кажутся все же эти, нежные, зависимые.
В МуАре поставили выставку "Русское деревянное": все дерево от пятнадцатого века, далее везде, и эту выставку миновать нельзя ни в коем случае. Потому что она из тех событий, которые не меняют угол зрения, а выворачивают наизнанку.

 photo 0 011_zpseuc6abmw.jpg

А ведь русская деревянная архитектура - это какая-то совершенно сумасшедшая, безумная, сверхъестественная область искусства. В конце XIX века на волне русского стиля архитекторы стали творить с деревом такое, что оторопь берет Read more...Collapse )

Многабукав

Я купила толстую книжку, и теперь я снова фанат стольника Безобразова, его жены Агафьи и их склочной дворни. Буду выкладывать понемногу отдельные бриллианты. Главное, не увлекаться, еще тогда умные люди говорили: хочешь, чтоб твой текст прочли - так не увлекайся:

"А что, государь, изволил ты со мною холопом своим челобитною, и я тое челобитную друзьям твоим казал. И они сказали, что написана де много, очень плодовито, и велели написать иную".

(из письма приказчика А.И. Безобразову).

Мать сочла сливы

Слив было шесть. Бокастенькие, синие и подернутые сизой дымкой, они лежали в небольшой глиняной мисочке посреди покрытого скатертью в розы стола. Вкусны сливы - да пожалуй, что и не были, обманчиво картиночная кожа таила под собою кисловатую плотную ткань, так отличающуюся от лопающихся соком слив киевского моего детства.

Несмотря на это - и в честь тех, киевских, - я съела четыре, муж - одну, а еще одна осталась лежать декорацией и молчаливым упреком.

Придя проведать мисочку через часок, сливы я не застала. Не будучи рачительной хозяйкой на манер хрестоматийной толстовской матери семейства, и не имея в доме младенцев с порочными наклонностями, я не обратила на этот факт внимания.

Да и стоило ли подымать шум? Еще через десять минут слива была возвращена. Ее прикатил к моим ногам кот, неслышно укравший бокастый мячик - как раз под котью пасть размером - из глиняной миски на покрытом скатертью столе.

И все засмеялись, а Ваня... какой еще Ваня?

Ипси

Оно же - селфи, оно же - самитка.
А по нашему, по-русски - самострел.

 photo 0 798_zpss4kfhnxf.jpg

Это тоже Эрмитаж, разумеется.
Наши люди в булочную на такси не ездят!

 photo 0 813_zps6kxidsnl.jpg

 photo 0 814_zpspt6ovy1v.jpg

Не думайте плохого, я понимаю, что у нее в руках не французский багет. Но что это?

Profile

железные нервы
radadar
Дарка

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars