Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

железные нервы

Дорогой подруге

В честь посещения блошки - и угрозы ея закрытия - выкладываю очередную порцию девочек.

Девочку №1 зовут Юлей, фотография сделана в 1909 году неизвестно где. На Юле почти взрослое платье с защипами и финтибрясами, на шее узкое украшение (или шнурок с часами - не разобрать), фартук чисто символический - однако причесана она в косу, верно, еще не выпускная.

1

№2. Безымянная тамбовчанка, 1897 год. Совершенно беззатейная коса, платье из грубой шерсти, передник на булавках. Аналогичных тамбовских фотографий пока не нашла, поэтому и не знаю, отчего она такая... прямолинейная.

2

№3. Вот по этой даже и не скажешь, что девочка, вполне себе девица или даже дама. Екатерина, 1916 год, село Балаково Саратовской губернии. Для тех, кто вот сейчас удивился, я специально нагуглила - в Балакове перед революцией было женское земское училище, женская учительская школа, женская начальная школа, старообрядческая женская школа и частная женская гимназия. Не могу доказать, но подозреваю, что Екатерина - выпускница как раз учительской школы.

3

№4. Наконец, моя фаворитка из этой группы - Маруся Соловьева. Снята в 1903 году при переходе в VII класс Хабаровской женской гимназии, Марусе здесь 14 лет. Снялась она в ателье Ичидзи Такеучи, одного из множества японских фотографов Дальнего Востока - и одного из самых известных. Очень не хочу думать, что именно эта Мария Соловьева, 1889 года рождения, обозначена в "мемориальском" перечне жертв репрессий, поэтому поговорим о хорошем: интересно, отчего на Марусе "неуставное" платье? В Хабаровске была на тот момент только одна женская гимназия (вторая стала гимназией позже, а частные заведения открылись и вовсе в 1910 году), и в этой гимназии форма была стандарно-коричневой. А Маруся, прелестная моя, снялась в светлом платье с темным передником.

4

Все ужасно милые, верно же?
железные нервы

Незнакомые девочки

Кроме елочных игрушек, я собираю, с недавних пор, фотографии дореволюционных гимназисток и институток. Буду иногда выкладывать их, наверное - девочек, имен и судеб которых не знаю (но которые почти наверняка были если не трагичны - то драматичны).

1

Вот, для начала, институтки из Саратова. Судя по тем обрывкам информации о фотографе, которые есть в интернете - фото не ранее 1889 года, а вернее, что 1895, когда Финогеев переехал на Немецкую улицу. Гадание по фотографии результатов дает мало. На той, что с книжкой, уставное институтское платье из камлота - с рукавчиками и длинное - и то ли свои ботинки, то ли зимние полусапожки. На девочке справа, наоборот - платье домашнее, короткое, с модными рукавами (гимназистки такие платья носили, кстати) - зато казенные бумажные чулки и башмаки. У обеих очень странные, какие-то сиротские прически: если уж девочек школьного возраста и стригли, то волосы забирали под ободок, а челку вижу впервые.

А вот, для контраста, совсем другая девочка в гимназическом платье с передником - уже довольно взрослая, несмотря на две косы. Петроград, 1916 год, Антонида прощается с Ваней. Почему? - а Бог весть. Любит ли его? - кажется, любила.

2
3
4

А третьей сегодня будет девочка с другого края географии, из Каменца-Подольского. Она как-то куда более победительно глядит в будущее, и фартук на ней неуставной, и кружево на фартуке изумительной ширины. Но неуклюжие саратовки мне все равно милей.

5

Продолжение, как водится, следует.
железные нервы

Ашки и бэшки

В нашей школе два класса были двумя разными мирами, связанными невидимыми нитями дворовых компаний, детсадовских ностальгических знакомств, кружковых тусовок и прочего внешкольного. Внутри же здания постройки изумительной, 1937 года, активно транслировалась учителями мысль, что "ашки" и "бэшки" ни в чем друг другу не равны. О чем и фотографии - в последний год школьной формы и советской власти. Не могу не поделиться.

Ну и да - вы были ашки или бэшки? И как оно было?

 photo Screen Shot 2017-09-22 at 16.52.49_zpswfgzoeod.png

 photo Screen Shot 2017-09-22 at 16.51.09_zps6gpadwc5.png
железные нервы

Женщина о женщинах

Читая "Воспоминания" Екатерины Сабанеевой (née Прончищевой, в московских светских кругах прозванной "Катя-Роза" - видимо, была хороша), невольно задумываешься о том, как из относительно уже демократических 1880-х выглядит крепостное прошлое конца XVIII-начала XIX века. Особенно интересны, как водится, репрезентации женских судеб: подчеркнутых, явных жертв с точки зрения автора семейной хроники, слишком покорных, избыточно несамостоятельных, домашних, карманных женщин - и "интересных судеб" с точки зрения ее информанток о ранешних временах, когда трава была зеленее, дети и прислуга послушнее, а дворяне - ой-ой - не те, что сейчас.

"Она [крепостная старушка Пелагея, бывшая сенная девушка] была кривая, и вот, будучи еще ребенком, бывало, спросишь ее:
- Пелагеюшка, отчего у тебя глазок кривой?
- Это, сударыня-барышня, - отвечает она, - прадедушка ваш Алексей Ионович изволил выколоть".

"Я [бабушка рассказчицы, дворянка средней руки] смолоду была охотница до работ, но шерсти купить и подумать не смела: батюшка бы прогневался, если б я осмелилась заикнуться о покупке такого ценного товара. У нас ведь все было домашнее: шерстяные чулки мы носили, конечно, из домашней шерсти, не говоря уже о белье - все из домашнего холста <...> мы с сестрами носили по будням платья из домашней холстинки, по воскресеньям только ситцевые". "Поверят ли тоже, что она не только цветы сажала потихоньку от своего родителя, но и французскому языку втайне от него выучилась <...> Прадед не допускал мысли о воспитании детей: в те времена чада должны были удерживаться в черном теле в доме родителей, и он за порок считал, чтобы русские дворянки, его дочери, учились иностранным языкам".

"Раз как-то я [мать рассказчицы] стояла у окна <...> Луна взошла, ярко светила на небо и серебрила своим матовым отблеском эти цветущие деревья. Я залюбовалась и задумалась. Я была одна в комнате; вдруг кто-то тронул меня легонько за плечо. Я даже вздрогнула. Гляжу, стоит подле меня наша добрая старушечка тетушка, княжна Екатерина Николаевна.
- Варенька, - говорит она, - отойди от окна, милый друг, не гляди на луну.
- Отчего же, тетушка? Посмотрите, как хорош вечер.
- Не годится, мой друг, девице глядеть на луну: подумают, что ты влюблена."

Были там, в этих воспоминаниях, и другие женщины: великосветские красавицы, устраивавшие роскошные праздники; девушки-приживалки с прелестным голосом; старые девы, железной рукой руководившие хозяйством вдовых братьев; но отблеском эпохи - и мне, и Сабанеевой - кажутся все же эти, нежные, зависимые.
железные нервы

А еще в шляпе

Текстов о том, что комсомолкам не приличествуют украшения, шелковые чулки и прочие мещанские излишества, сохранилось множество. Вот даже и в моей семье есть легенда о том, как прабабушка, первая на селе комсомолка, сменяла бальную сумочку на отрез ситцу. Совсем правильные девушки, правда, сдавали ценности на помощь узникам капитала, голодающим Поволжья, в фонд индустриализации. Выньте серьги, бросьте кольца: вас полюбят комсомольцы.

Но с комсомолками, повторюсь, все ясно.

А тут вот читаю намедни "Антирелигиозник" за 1930 год. И нахожу прекрасное и неожиданное:

На одном из собраний <школьного кружка безбожников> в апреле месяце был поднят вопрос – почему Люда Р. – безбожница, а носит серьги?

Дальше, в другом выпуске за тот же год, встречается историйка о том, как в некоторую школу пришли три училки из соседней школы, а в ушах серьги! И молодежь из безбожного кружка призвала их серьги сдать, а они-то и заартачились, дескать, это дешевые побрякушки, и фонду индустриализации никакой корысти от них. Автор из истории этой делает вывод о том, что встречаются еще в школах вот такие... темные и отсталые религиозные училки. И еще неизвестно, как у них на уроках насчет всякой контрреволюции.

В общем, серьги - признак религиозности? Упс.

Не знаю уж, как в двадцатых-тридцатых смотрели на серьги священники, но вряд ли тоже особенно одобряли и поощряли.

Бедные, бедные девушки с жемчужными сережками. Ну некуда податься.
железные нервы

Интересы: лакировать действительность

 photo 0248_zpsbf3f29e1.jpg

Сделать сказку былью, быль сказкой, а лучше прямо сразу мифом, чего мелочиться. Чтобы сияли в небесах великие образы, чтобы меж золотных заводов в тонких травах неслись, кучерявясь трубным дымом, поезда, чтобы воины были светлы ликом. Садко чтоб плыл под флагом СССР (я не шучу), а силы империализма на него чтобы морскими чудищами из волн... Это уж потом все измельчало, палешане стали массово заканчивать Суриковское и заражаться там кондовым реализмом, а технику свою тончайшую переводить на иллюстрации к песням и сказкам пушкинанашевсе. А потом - вдруг опять подъем: топика-то не поменялась, вожди да сказки, но зато эксперименты с техникой и изобразительным языком дали плоды неожиданные и удивительные.

 photo 411043504370438043C0435043D04380-3_zpscbf7142f.jpg

В ЦДХ стоит выставка Палеха; кто может - сходите, оно того стоит. А для остальных несколько фото: плохих до чрезвычайности, снимать Палех, да в потрескавшемся лаке, да под углом, да в витрине, да в плохом свете, да без вспышки, да с рук, да с неподходящим объективом... я кое-что подтянула, конечно, но все равно результат так себе, мягко говоря, вы уж лучше, кто может - сходите поглядите сами.

Collapse )

Только вы, пожалуйста, не думайте, что это все, что там прекрасного есть. Вот, скажем, тарелки Сивякова не удалось снять так, чтобы можно было оценить прелесть трав. Или ларец, не помню чей, с китайскими сказками. Дон Кихота работы Пашкова тоже. Про старый лак и не говорю. Есть чего посмотреть, да.
политинформатор

(no subject)

 photo p_zpsfff993a8.jpg

Перед нами - объявление о приеме на курсы повивальных бабок, размещенное в приложении к "Журналу для хозяек" за 1915 г. Отличная профессия для женщины, тем более, что повивальных бабок не хватало всегда, а работы было выше крыши. Вот, для справки, что пишет БМЭ: "Повивальные бабки I разряда имели право практики в городах на дому и в родильных учреждениях и в земстве—на самостоятельных акушерских пунктах; повивальные бабки II разряда и сельские повивальные бабки имели право работать лишь в деревне. В обязанности акушерки входило проведение нормальных родов и приглашение врача в случае осложнений. Неизбежность при дальних расстояниях справляться без помощи врача с патологическими родами и повышение квалификации сделали возможным дать А. право в случаях, не требующих применения наркоза и радикального хирургического вмешательства, производить следующие виды пособия: поворот на ножку с извлечением плода, наложение щипцов, ручное отделение последа, наложение швов на промежность".

Школа же доктора Бродского была заведением небольшим. Открылась она в 1907 году, а окончательно закрылась только в гражданскую; стало быть те женщины, которые позвонили по этому объявлению, курс успешно завершили.

Но вот что обращает на себя внимание в этом объявлении: требования к поступающим. А поступающие должны были иметь образование в объеме 2 (прописью: двух) классов. То есть худо-бедно читать, писать, знать немного из арифметики и основы Закона Божьего. Все. Остальному - научат.

Это к вопросу про раньшие времена.

Целую,
Ваш Кэп О.
убью

Чтобы в графе поставить крест

Москвич, как известно, это не только ведро с гайками, но и национальность.

Поэтому очень обидно бывает читать и слышать: "Какая разница, все равно, кого в итоге выберут, главное, (показать власти то и это/отработать политические навыки/чтобы были честные выборы/пошуметь/другое)".

Господа, Москва - не полигон и не фишка в игре.
Москва, господа, даже если отвлечься от всякой культурно-краеведческой лирики - чертовски сложная штука.

Так вот: Бог, как известно из древнего анекдота, дал человеку три взаимоисключающих качества: ум, честность и партийность. Москве нужен человек, отвечающий всего двум критериям: профессионализм в области управления городским хозяйством и любовь лично к Москве. Иначе выйдет как если бы худая блондинка вышла замуж за, скажем, программиста, любящего грудастых брюнеток; и он бы ее сначала собственноручно перекрасил, а потом стал заводить разговоры о том, чтобы самолично же сделать ей операцию по увеличению сисек. А чо такова? чо, думаешь, не справлюсь? Зато наконец на человека будешь похожа (примечание для гостей столицы: такой умелец уже в Москве был, спасибо).

Вернемся, однако, к списку кандидатов в мужья. Нету такого человека среди них. Одни программисты - и хорошо, если только с краской для волос, а то ведь и скальпель норовят вытащить. И в этой ситуации идеи типа "если не он, то кот", "лишь бы человек был наш, правильный" и "не догонит, так согреется" равно напрягают москвича; ну если он, конечно, не ведро с гайками.

ПиЭс. Если вы спросите меня - а что же делать? - я ничего не буду говорить про выборы, которые есть личная гражданская ответственность каждого; но хотя бы не пишите в бложегах о Москве в терминах, приличествующих игре в "Монополию". Спасибо.
размышлизмы

Елена из Пемброка

Генрих I очень любил женщин - в общей сложности, он наплодил больше двадцати бастардов. Но больше всех он любил одну.

Теперь, пока мы не углубились в романтические подробности, набросаем политический ландшафт, на котором развернутся события. Конец одиннадцатого века, норманны закрепились в Англии и постоянно покушаются на независимость уэльских и ирландских королевств - а их короли тоже норовят половить рыбку в мутной воде и отхапать кусок у соседа. Мира нет и не будет еще долго - и ценятся мужи, способные твердой рукой держать меч.

Так вот, в один далекий от прекрасного день 1093 года норманны в бою убивают Риса ап Теудура, короля Дехейбарта, а жену его, Гуладус ферх Риваллон, и дочь - Нест ферх Рис - привозят торжественно в качестве королевских заложников в Виндзор. Гуладус забирает себе в качестве законного приза Вальтер ФицОрто, норманн итальянского происхождения, коннетабль замка, соратник и друг Вильгельма Завоевателя. Нест же, которой только-только исполнилось тринадцать, была настолько хороша собой, что в нее без памяти влюбился двадцатипятилетний Генрих, сын Вильгельма I и брат текущего короля Вильгельма Рыжего.

Так Нест ферх Рис стала любовницей принца, родила ему двоих сыновей, и жили они, в общем, долго и счастливо. Она расцвела в великолепную леди, и по ней сходили с ума все рыцари Виндзора - включая сына коннетабля, Геральда.

Ну то есть вы понимаете, да? папинька спит с принцевой тещей, а сыночек засматривается на принцеву любовницу. Но страдает молча.

Как известно, на всякой улице может перевернуться грузовик с пряниками. Вот и Геральду повезло, причем дважды. В августе 1100 года Рыжий получил на охоте стрелу в глаз (поговаривают, не без участия любящего братца), отчего и помре; а Генрих развил бурную деятельность. Он теперь король, и ему нужны законные, понимаете - законные наследники! Зимой этот обалдуй женится, а пока он срочно спихивает Нест замуж. За Геральда. Он так давно намекал, что ж не потрафить верному вассалу. В качестве бонуса Геральд получает от короля Пемброк (чтобы Нест не маячила при дворе законной королевы), а в качестве приданого принцессы Нест - обширные земли в западном Уэльсе.

Так Нест стала законной женой Геральда, родила ему пятерых детей и жили они долго и вполне себе счастливо. И о красоте и мудрости Нест слагали песни, и не было рыцаря в Пемброкшире, который не сходил бы с ума по леди Нест.

Это все присказка, а вот на Рождество 1109 года началась, собственно, сказка. Collapse )
железные нервы

Любителям сладкого посвящается

В 1565 году в одном стамбульском квартале на берегу Золотого рога накрыли бордель в котором подвизались Фати, Нарин, Камер, Юмни и Нефисэ. Правивший в то время сын веселой Хюррем-султан (она же Анастасия Гавриловна Лисовская, она же Роксолана, но речь не о ней) султан Селим II (тот самый, который в учебники истории вошел как Селим II Пьяница и тот самый, который умер в бане во время шутейной погони за наложницами, но речь, в общем-то, и не о нем тоже) вообще был страстным поборником исламской морали. И позакрывал все веселые дома.

В ответ на это по всему городу открылись прачечные. Клиентами этих прачечных в основном были молодые холостяки - и то, кто ж холостому парню штаны-то постирает? Тяжела доля неженатого, за все приходится неженатому платить: и за стирку, и за любовь, постоянным клиентам скидка, при покупке от двух часов стирка бесплатно. Прачками были, как вы понимаете, все те же женщины облегченного поведения.

Султан закрыл прачечные.

В ответ на это в районе Эйюп открылось множество лавок со сладостями. Тут надо знать вот что: Эйюп славился изобилием мечетей и гробниц святых, поклониться которым сходились правоверные со всего города. И ни один, даже самый ревнивый муж не мог отказать жене в посещении святынь Эйюпа. И вообще постоянное присутствие в этом районе означало только религиозное прилежание и ничего больше. Отличное место и для торговли, правильно? А задние комнаты лавок выгодно сдавались женщинам: как непорядочным, так и порядочным, зарабатывавшим на страсти любителей сладости себе на шпильки.

В 1573 году султан запретил женщинам заходить в лавки сладостей.

Тогда Стамбул охватила повсеместная любовь к лодочным прогулкам. Лодка вещь такая, куда хочет, туда и плывет, а бывает, что и заплывет на пустынный островок и...

В 1580 году сын покойного Селима, Мурад III, запретил лодочникам сдавать лодки в наем молодым парам.

Тогда к делу подключились работорговцы. Потому что никому ведь не запрещено купить себе рабыню - а если не понравится, сдать товар обратно. А потом передумать. А потом опять вернуть, но деньги, конечно, не все при этом возвращаются, потому что амортизация же, понятно. Потом, чего уж скромничать, ввели в обиход практику аренды рабынь. Можно на ночь.

Тут уже лопнуло терпение у Мурада IV, отличавшегося вполне естественной для человека, в одиннадцать лет восшедшего на престол в результате кровавого переворота, жестокостью и склонностью к чувственным удовольствиям. И он таки к тридцатым годам XVII века задушил открытую проституцию в городе. А потом умер от злоупотребления горячительными напитками. Но веселое ремесло долго еще не могло оправиться от нанесенного урона, хоронясь по закоулкам и разновсяким темным аллеям.

А уж в восемнадцатом-то веке понеслось опять.