Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

железные нервы

Мк 10:14

Помимо прочих увеселений, этим летом случилась конференция в Уппсале; кто не знает - древний религиозный и политический центр Швеции. Конечно, не воспользоваться оказией я не могла и съездила в сельцо, которое называется Старая Уппсала (Gamla Uppsala), где этот центр изначально и был. Ездила-то я смотреть курганы шестого века, а наткнулась еще и на церковь со средневековыми росписями.

0 1506

И вот в этой-то церкви нашелся удивительный детский аттракцион.

Вообще говоря, когда в храме достаточно места, то и протестанты, и католики норовят учинить (обычно - ближе к западным дверям) небольшой уголок для младенцев с книжками, игрушками и рисовальными принадлежностями, словом - возможностями для тихих игр и ненавязчивой катехизации. Да что там, идея о каких-то особых объектах для детей появилась и в православных храмах - некоторое время назад обнаружился в Скорбященском храме на Ордынке низенький "детский" аналойчик с образом Спасителя среди детей на нем и "детским" же подсвечником перед ним (стоит ли говорить, что четырехлетняя моя крестница притянулась туда как магнитом?).

Но древний храм в шведском селе перепижонил всех.

0 1483

Это не шкафчик, дорогие друзья.
Это игровой алтарь. Можно переодеться священником (если хочется, то можно и прямо епископом) и совершать таинства. Есть игрушечные богослужебные сосуды - внимательный глаз быстро найдет их на фото; есть венцы, крест, а за дверцами еще купель спрятана и гробик. Есть и символические изображения, а как же: феникс, голубь и курица с цыплятами. К детскому уголку прилагается брошюрка, которую можно взять домой, а в брошюрке объясняется, что такое венчание, что такое крещение, что за смешные одежды носят священники.

1

2

3

4

А на последней странице - прекрасный текст для родителей, приведу его в авторизованном гуглопереводе:
"Входя в храм, мы оказываемся в другом мире, где все иначе. Громко звучат непонятные слова, люди носят странную одежду, играет непривычная музыка. Звучат хвалы. Ныне и присно и во веки веков.
Игра необходима для развития детей.В игре они имеют дело с тем, что они уже знают и тем, что хотят узнать и понять. Игра развивает фантазию, эмпатию, коммуникативность и формирует символическое мышление. Она учит кооперироваться и решать проблемы. Игра - это жизнь! Мы хотим пригласить детей самостоятельно исследовать жизнь церкви и жизненные ситуации".

И не то чтобы дети сами по себе не играли "в церковь" и "священников". Еще как играют, совершенно нормальное дело. Это и в мемуарной литературе XIX века отражено, и в этнографических материалах вплоть до самых современных. Но вся конструкция из традиционного детского развлечения, игрушечного алтаря у стены с древней живописью и мучительно серьезного текста о пользе игр вообще и в деле освоения странных церковных обыкновений в частности вызывает... как бы это сказать... печаль.

Потому что редко бывает так, чтобы реквизит для решения задачи - той, которая сабж - так наглядно и резко противоречил содержанию оной.
железные нервы

Преподобный Никандр Псковский, ослушник и кот

...пришел к святому некий муж по имени Иосиф ради помощи душевной. Преподобный же сказал ему: «Иосиф, чадо, нет у меня кота, но исполни ради меня послушание, отыщи мне кота». Иосиф же сказал: «Да где же я найду это угодное тебе существо?» Он сказал Иосифу: «Есть у Спасского дьякона в Заклиньи». Иосиф же спросил: «А ты у него просил его?» Святой ответил: «Я и в лицо его не видел и не знал с тех пор, как пришел в пустынь эту». Иосиф пошел, а святой спросил его: «Будешь ли в третий день?» Иосиф ответил: «И завтра, отче, буду». Святой же сказал: «И в четвертый день тебе не бывать, и повеленное тебе не исполнить».

Пришел Иосиф к дьякону Ивану и спросил о том, за чем его послали. Он же дал ему то, за чем его посылали, и Иосиф пошел в пустынь с котом. И по внушению дьявольскому возвратился Иосиф в дом свой, и оставался дома три дня, и кота посадил в темном месте, и не давал ему есть и пить, и забыл о нем и о пророчестве святого. И на пятый день пришел к святому. Святой же, все провидя, стал говорить ему: «Иосиф, почто кота этого в темнице томил три дня, а сам дома пребывал?» Иосиф, увидев его прозорливость, пал к ногам его и покаялся. Святой же послал его обратно, туда, где взял кота, ибо поступил Иосиф не по наказу святого, и отправил его. Иосиф отошел от келии святого с треть поприща, и пришло ему на ум подойти к келии и кота выпустить. А святой отправил Иосифа, и остался в келии своей, и предугадал помыслы его. Иосиф уже запустил руку за пазуху и ухватил кота и хотел его выпустить, и вдруг невидимою силою некоею схватил святой Иосифа сзади и трижды проговорил: «Иосиф, Иосиф, Иосиф, что делаешь не по повелению!» И обличил его, и сказал: «Поведай мне, что замышляешь?» Он же ответил ему: «Ты, отче, все помыслы мои знаешь, хотел ведь выпустить кота около келии твоей. Твоя же прозорливость опережает беззаконное непослушание». Святой повелел ему молчать, и благословил его, и отпустил его.
железные нервы

(no subject)

А еще у меня, братцы, горе горькое.

Находясь в православной книжной лавке, я постеснялась подслушать, как кто-то кому-то рассказывал анекдот. Профильный.

И теперь я так и не узнаю, что же может сказать русский православный ежик японскому во второй день пасхальной седмицы.

Так себе из меня фольклорист.
железные нервы

В огонь и в воду

А потом, в сентябре уже, капитан Ли Фермор получил от командования посылочку: набор магнитных мин "Взорви своими руками". А с ними - приказ о подрыве танкера в бухте Суда. Ну что - взял он мины, взял проводника и пошли они пешком в бухту Суда. Там километров двадцать-тридцать по горам, не больше. Они пришли, а танкер уже ушел.

Не пропадать же минам, да? Ли Фермор учинил разведочку. И понял, что, даже не опоздай они, подобраться к бухте невозможно: патрули, колючка и электричество пропущено. Только один путь - по воде. Из городка Канеа до Суды каких-то три мили.

- Ищу добровольцев! - гаркнул Ли Фермор.
- Да мы! Мы всегда! Взрывать-то! Милое дело! Ты скажи, англичанин, куда, мы доплывем! - загомонили партизане, ребята решительные и усатые.
- Молодцы, ребята! За Грецию!
- За Грецию! Вперед!

Ну, подобрались к Канеа, спускаются на пляж. Партизане смотрят, мнутся, наконец, выдвигается один и несмело спрашивает:

- Кириа, а где лодка?
- Чего?!
- Ты сказал, плыть. Три мили. А где лодка?
- Какая лодка?! Вы хотите, чтоб вас перестреляли как сраных куриц? Пешком пойдем! Тьфу, вплавь. Ну, вы поняли.
- Нее, кириа. Мы не можем.
- Почему?!
- Мы плавать не умеем. Вот на лодке - пожалуйста.
- Вы же, мать вашу греческую за ногу, островитяне!!!
- Островитяне, да. А причем тут?

Следует непереводимая игра слов, капитан Ли Фермор начинает стягивать сапоги, потому что ясно: кроме него, дурных нема.

- Погоди, кириа, - трогает его за плечо кто-то. - Апостол... он вроде говорил, что умеет плавать.

Следует еще более непереводимая игра слов на английском и греческом, определенно недостойная джентльмена.
- Какой еще, факинг шит, апостол?
- Да Апостол Евангелу, радист.

Капитан Ли Фермор натягивает сапоги обратно и идет искать Апостола. Апостол действительно умеет плавать, и даже готов для пользы дела. Только вот, говорит Апостол, штаб пока накидал новых указявок. И выясняется - надо встречать новые грузы для подполья и вообще дел по горло; а когда у замотанного Ли Фермора все-таки доходят руки до бухты Суда, уже ноябрь. И пофиг бы, что плыть холодно, но ведь и Апостола арестовали немцы.

Так Ли Фермору и не удалось искупаться.
железные нервы

Охмурили ксендзы нашего Козлевича...

Аллаверды вот к этому: http://e-smirnov.livejournal.com/699028.html?style=mine

Как-то раз, чуть ли не в первую неделю жизни моей на британском берегу, шла я по городу Бирмингему и заскочила в собор Св. Филиппа: поглядеть на тамошние витражи прерафаэлитской работы. Вхожу - а там служба. Ой, думаю, сейчас мне по ушам-то настучат, что я тут валандаюсь и каблуками цокаю. И верно: подходит ко мне решительная и суровая сухопарая дама лет шестидесяти, в костюме и с какой-то фигней в петлице. Прям герцогиня.

И говорит мне герцогиня со сдержанной улыбкой человечьим голосом:
- Мы очень рады вас видеть! Вот, возьмите сборник гимнов и план службы, присоединяйтесь к нам. Сейчас поют вот это.

Отступление было отрезано. Времени у меня был вагон, так что следующие минут сорок я просидела в соборе, старательно распевая гимны вместе со всем приходом. Что б вы думали? - скучно мне почему-то не было. Это англикане были, между прочим, доминирующая конфессия. А уж чего вытворяли католики маленького католического колледжа в плане работы с аудиторией - это я вам даже и рассказывать не буду. Все одно не поверите.

И тогда мне, в общем, стало ясно, чем западные церкви отличаются от восточных. Западные - наследники апостола Петра, и потому старательно улавливают души человеческие. А восточные - апостола Павла. И поэтому горазды только подробно объяснять уже уловленным, что те грешны по самые уши :)
железные нервы

Берегись, первосвященник!

Попала тут в наши с porutchik_clark жадные лапы ворованная копия МиМ Ю. Кары. Откладывая на потом неумеренные восторги режиссурой, актерской игрой, музыкой, оформлением и прочая, и прочая, замечу один интересный факт: почему-то никто, снимавший и ставивший МиМ, не раскрыл по-человечески тему конфликта Пилата с Каифой. 

А ведь Вар-Равван не просто преступник. Он самый натуральный террорист, борец с римскими оккупантами. Мудрено ли, что Пилат не очень хочет его отпускать? Мудрено ли, что Каифа пользуется любой возможностью наложить в карман проклятым римлянам? Тоже ведь иудей и патриот. Мудрено ли, что народ (если уж вернуться к тексту Евангелий) требует отдать не мудреца и философа, каких в Иерусалиме и окрестностях в это время дают пучок за пятачок, а знамя свободы? 

Вот и получается, что Пилату на момент беседы на балконе не то, чтобы очень надо сражаться за Иешуа (ну, интересный человек, ну, мигрень вылечил - ай, хорошо, но класть за него собственную, пусть и больную, башку не хочется), но первосвященниково хамство его злит, и он обещает ему и легион Фульмината, и еще много счастья - и обещания свои, заметим, римская власть во время Иудейской войны с избытком выполнит. А Каифа понимает, что уже, похоже, зарвался. Но при этом продолжает, фигурально выражаясь, держать Пилата за яйца: мало того, что есть способы скатать на прокуратора доносец куда следует, так можно же ему и небольшой народный бунт в качестве праздничного подарка учинить. Легион Фульмината еще во-оон где, а Пилат сидит в Ершалаиме как на вулкане со своим ограниченным контингентом. 

И на фоне всех этих заморочек Иешуа становится, как ни удивительно, просто разменной монетой. Это потом Пилата совесть загрызет, и будет он мечтать о лунной дороге. 

А вы как думаете?
железные нервы

В нашу гавань заходили корабли

В 1568 году от Рождества Христова кипел лондонский порт, с ног сбивались чиновники, записывающие корабли и товары, взимающие пошлины в казну ее величества, королевы-девственницы. Пахло смолой, гнилыми водорослями, корицей и тмином, рыбой и железной стружкой, подопревшими кожами и вином, и еще - соленым морским ветром, который в складках парусов контрабандой привозили в порт корабли со странными именами. Как невозможно оторвать взгляда от аляповато раскрашенных сирен на носах торговых кораблей, так завораживают и их имена. 

"Жемчужина" привезла из Дьеппа гасконское вино. А "Милосердие", приписанная к лондонскому порту, пришла издалека, скрипя изношенными в северных морях снастями: в ее трюме русский воск, волчьи шкуры и шелк-сырец. Из Брюгге - "Петух", груженый нитками. Амстердамский "Сокол" привез голландскую сельдь в бочках - эх, не было на борту капитана Врунгеля, он бы сбил селедок в табун и пригнал своим ходом. С грохотом якорных цепей в порту встали "Пеликан" и "Лонгбоу", "Черный дракон" и "Божья милость", "Три короля" (это волхвы, конечно же!) , а еще "Лебедь" и"Сова" (птичник какой-то, а не порт), и "Фортуна",  и "Мэри Джордж", привезшая из Фландрии гробгрин и железные утюги. А вот и странная портовая география: "Иерусалим" из Амстердама и "Лион" из Лондона. А еще странный корабль из Голландии: имя ему "Sea Dog", а это может быть и тюлень, и "морской волк", и даже пират: уж не для отвода ли глаз там бочки, не спрятаны ли там лихие разбойники? Но гораздо страшнее смотреть на будничный и обыкновенный "Летучий призрак"...

А дальше, сколько хватит взгляда, толпятся, слегка покачиваясь на грязной воде Темзы, "Алмаз" и "Шлем", и старая посудина "Элизабет", и "Иисус". Вяло перебрехиваются матросы стоящих бок о бок "Волка" и "Гончей", а капитан "Иоанна Крестителя" Виллем Холл направляется в таверну. Он заслужил отдых: по пути его корабль попал в шторм, и едва не намокли дорогие парижские шелка - но старина Холл знает свое дело, можете мне поверить. Не то, что неудачник Корнилис Хенрик с "Осла": кто ему доверит что-то дороже бунтов веревки да пустых бочек!  

Вечереет. С "Единорога" доносится заунывная песенка о Марте, которая ждет моряка домой. Пусты и темны "Самсон" "Бонавентура" и "Вера". И только на "Убежище" еще топают грузчики: завтра, как только рассветет, "Убежище" поднимет якорь и повезет в Амстердам тюки с английской шерстью.  Оттуда пойдет с сукнами в Архагельск, с щипаными бобрами - в Гамбург и дальше и дальше, принимая на борт все новых купцов с их товарами изо всех стран света, даже из Катая. Шестнадцатый век на дворе, сами понимаете. Глобализация.